АЛЕКСАНДРА МУРРЕ: ГОТОВЫХ РЕШЕНИЙ НА ВСЕ СЛУЧАИ ЖИЗНИ МУЗЕЯ НЕТ, И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ

Александра Мурре открывает тайны императорского дворца

В ходе однодневного посещения Таллина 3 сентября 2014 года президент США Барак Обама нашел время для посещения Эстонского художественного музея. Высокий американский гость ознакомился с Кадриоргским художественным музеем, репрезентирующим в Эстонии зарубежное искусство, музейной историей и экспозицией. О сегодняшнем дне музея, о планах на будущее (как и Обаме) в эксклюзивном интервью рассказывает директор Кадриоргского художественного музея искусствовед Александра Мурре. 1 июня 2013 года эта хрупкая женщина встала на капитанский мостик одного из ведущих музеев Эстонии, едва выйдя из декретного отпуска. Назначение состоялось по итогам конкурса, объявленного в связи с уходом предыдущего директора (Кади Полли) на научную работу в Тарту. "Комиссии импонировали взгляды Александры Мурре на направления дальнейшего развития Кадриоргского художественного музея. Её точки зрения во многом совпали и с моими представлениями относительно планов на будущее музея", - сказала, комментируя результаты конкурса, генеральный директор Художественного музея Эстонии Сирье Хельме.

СПРАВКА: А.Мурре закончила с отличием Тартуский университет по специальности «история искусства» в 2000 году. С 2001 г. приступила к работе в Художественном музее Эстонии, являясь куратором и хранителем коллекции Кадриоргского художественного музея, а также временно исполняющей обязанности директора музея. Мурре была представителем Эстонии в рабочей группе Европейской комиссии, работавшей над улучшением законодательства в области межмузейных обменов. Полученные навыки и опыт Александра использовала при разработке системы государственного обеспечения страхования в Министерстве культуры Эстонии. С 2001 г. Александра Мурре является членом Объединения музеев Эстонии, с 2009 г. состоит в Объединении искусствоведов Эстонии.

- Александра, расскажите, что новое в родном музее открылось с высоты директорского поста?

- Музей, в моем понимании, прежде всего это коллектив. Работа музея – коллективный труд. Я начинала свою работу в художественном музее буквально со студенческой скамьи. Сперва была ассистентом, затем доросла до куратора. Выиграв объявленный в 2012 году конкурс, я с июня 2013 года заняла директорский пост. Но я не вижу себя ни рулевым, ни каким-либо фюрером-диктатором или царицей. Директору надо быть другом и товарищем своим коллегам, связующим звеном между разными работниками музея. У всех есть свои таланты. Надо делать так, чтобы они без противоречий поддерживали другу друга. Надо находить сильные стороны работника. Предположим, искусствовед хорошо пишет, делает концепции развития, выполняет серьезную научную работу. Но не умеет работать с публикой, с живой непрофессиональной аудиторией. Другая же общается с посетителями легко и свободно, умея заинтриговать, привлечь внимание и взрослого и ребенка. Каждому надо дать ту нагрузку, которая позволит максимально использовать талант сотрудника.

- Что удалось привнести в будни музея за неполные два года директорства?

- Я пришла на директорский пост, будучи нацелена на большую обращенность музея к зрителю, расширение его публичной деятельности. Сегодняшний музей так или иначе выступает игроком на рынке свободного времени. Поэтому, важно акцентировать деятельность, направленную на привлечение новой публики, которая, может быть, не воспринимается пока ещё как традиционно «музейная». В этом ракурсе мы начали налаживать работу с некоммерческими организациями для слепых людей, для глухонемых, для инвалидов, людей с ограниченными возможностями. Здесь же постоянная работа с дипломатическим корпусом, сотрудниками иностранных дипломатических представительств, аккредитованных в Эстонии – ведь наш музей это музей зарубежного искусства. Налажена работа с модельерами, создателями моды. Также наша политика распространения информации о выставках стала несколько агрессивней. Мы стали отходить от академического понимания музея. Безусловно, наши выставки продолжают базироваться прежде всего на оригинальных научных изысканиях. Но мы стараемся перевести их на общедоступный язык. Например, мы наладили работу с Эстонским русским драматическим театром. По материалам выставки на языке театра создаётся отдельный тематический рассказ об экспонируемом художнике. Но не стоит забывать, что в современном информационном поле музею с ограниченным бюджетом звучать довольно сложно. Образно говоря, мы предпочитаем звучать тихо, но близко к конкретному человеку, привнося в повседневную работу индивидуальный подход к каждому посетителю. В жестких бюджетных рамках важна оптимизация расходов. На ту же полиграфию… Одного тиража и определенного качества издания требует узко-специальная научная работа. Другого – решение задачи популяризации музея или отдельной экспозиции, её презентация на адресном социальном уровне. То есть, ко всему нужен отдельный подход – готовых решений на все случаи жизни музея нет, и не может быть.

Наш музей работает на два дома. Главный - безусловно собственно Кадириоргский художественный музей в здании Петровского дворца. Второй номер - расположенный через улицу Музей Миккеля, музей частных коллекций, ориентированный на экспозицию более камерных проектов. Мы проводим 4 выставки в год, уделяя значительное внимание кураторской работе над проектами. Ведь работа музейного куратора не заканчивается вернисажем. Наши кураторы отслеживают и сопровождают жизнь всей выставки, от задумки до финала. И даже чуть дальше. Налаживаем ритмичную работу с зарубежными партнерами. Например, с Литвой делаем совместную выставку работ итальянцев XVII-XVIII веков из наших собраний. Продолжаем сотрудничество с музеями Финляндии, Латвии, России. В 15-ом году представим в Таллине в рамках совместного проекта с музеями Дрездена, Павловским музеем и Эрмитажем гравюры братьев Франца Герхарда и Карла Фердинанда фон Кюгельгенов из Дрездена, в XIX столетии проезжавшими через Ревель в Петербург и плодотворно задержавшимися в Эстонии. Для нас важно продолжение сотрудничества с финским музеем Синебрюхова, владеющим интересной коллекцией европейского искусства, во многом перекликающейся с нашими собраниями. С прицелом на 2016 год налаживаем связи с Национальной галереей Варшавы. Хотелось бы наладить взаимовыгодные контакты и обмены с Государственным русским музеем. Определенная работа в этом направлении нами ведется.

- Работа с иностранными музеями подразумевает страховку выставок. В прошлом году в Эстонии был принят закон о госгарантиях. Как это отражается на вашей практике?

- В практике работы с иностранными партнерами мы придерживаемся страховой политики аналогичной принятой в Финляндии. Она видится как более эффективная, ведь в ней предусмотрено меньше исключений. Суммы страховки той или иной зарубежной экспозиции в нашем музее заявляются отдельной строкой в государственном бюджете. Никаких проблем в этой сфере не возникало.

- Отличается ли аудитория вашего музея от аудитории других филиалов Художественного музея Эстонии? Каково эксклюзивное предложение вашего музея?

- На первую часть вопроса отвечу, и да, и нет. Помимо туристов мы привлекаем посетителя с определенным, достаточно высоким уровнем культурного развития и высокими запросами. В следующем, 2015 году мы будем отмечать 15-летие работы Кадриоргского музея в формате музея зарубежного искусства. Необходимо пояснить, что до 1946 года Эстонский художественный музей располагался на нескольких временных площадях. В 1946 году он вновь разместился в Кадриоргском дворце. В 2000 году Кадриоргский дворец стал музеем зарубежного искусства Художественного музея Эстонии. В 15-ом году планируется серия мини-выставок. Есть проекты, посвященные отдельным произведениям из нашей коллекции, есть проекты, рассказывающие о труде искусствоведов музея, мультимедийные проекты о реставрации. Особое внимание мы уделяем налаживанию обратной связи со своим посетителем, хотим услышать его, привлечь к комментированию экспозиции нашей постоянной коллекции людей со стороны. Современные IT-решения могут привлечь много разных людей – от детей до пенсионеров.

Отчасти мы попытаемся войти в формат шоу, активизировать посещения, через такой подход показать, что старое искусство живо, что оно задевает наших современников. Зритель, человек с улицы будет сам создавать новые пласты осмысления искусства. Тут нельзя не сказать о нашей многолетней программе по работе с детьми, когда музей идет в школы. Многое зависит от конкретных людей. Мы регулярно проводим информационные дни для школьных учителей. Нашими специалистами разработан цикл занятий для гимназий, в которых затрагиваются такие серьезные вопросы, как социальная роль художника в той или иной стране и эпохе. Активную работу мы проводим с Таллинской немецкой гимназией, в этом году, к примеру, к нам в музей на протяжении всего учебного года будет приходить немецкоязычный заяц Ганс и говорить с ребятами о немецком искусстве на немецком языке.

- Что говорит статистика посещаемости музея за последние годы? Она возросла или уменьшилась?

- Уменьшения нет. Если смотреть на общую статистику Художественного музея Эстонии, то да, количество посетителей уменьшается год от года становится меньше. Но у нас (за счёт летнего туристического сезона) количество посетителей остается постоянным, хотя впервые за несколько лет мы в рамках гибкого маркетинга повысили цены с €4.80 до €5.50 за полный билет и с €2.80 до €3.50 за билет для пенсионеров и студентов. Цена на детские занятия осталась прежней – €2.50. Свыше 9 тысяч человек посещают музей каждый летний месяц. Но в феврале бывают дни, когда музей посещают менее десяти человек. В целом на этот год мы даём прогноз на 80 тысяч посетителей. Прошлый год нас посетили 87 тысяч человек. В 2012 году было примерно 52 тысячи посетителей, но не забудем, что в 2012 году целое полугодие музей был закрыт на ремонтно-инновационные работы. Современному музею нет смысла жить в башне из слоновой кости. Публика – это не профессиональные искусствоведы. Не надо забывать, что мы делаем выставки не для себя и своих коллег-профессионалов.

- Как изменилась политика финансирования музея? Сохраняется ли наметившиеся за последние годы в Эстонии тенденция к росту партнерства государственного музея с частным капиталом?

- В этом году к нашему традиционному спонсору (строительная компания Merko Ehitus) добавился завод редкоземельных материалов Silmet и юридическая фирма Lawin. Могу с уверенностью сказать, что для этих компаний важны вопросы имиджа, и помощь носит адресный характер. Юридическая фирма поддерживает издание каталогов. Silmet – конкретные выставки. А мы в свою очередь пригласили заводчан к себе на экскурсию по той выставке, которую поддержал Silmet.

- Какая выставка текущего года привлекла наибольшее зрительское внимание?

- «Художник и Клио», которую мы сделали в кооперации с латвийскими коллегами. Визуальный материал иллюстрировал нашу историю, исторические факты обретали плоть в произведениях искусства. Эта экспозиция также привлекла внимание профессионального сообщества. В музее Миккеля успех имела выставка частного собрания эстонского коллекционера Кунила «Краски золотого века. Классика эстонской живописи из коллекции Энна Кунила». Она привлекала более 14 тысяч зрителей и открыла новую страницу выставочной деятельности музея! Особенно порадовала основательная предварительная работа по изучению провенанса произведений, результаты которой были представлены в доступной для разных возрастов форме – от альбома-каталога до детской книжки. Ориентируясь на итоги «Красок…» музей начал переговоры с владельцами значимых коллекций искусства в Финляндии.

- В начале нашего разговора, Александра, вы охарактеризовали музей как команду поддерживающих друг друга единомышленников. Расскажите о своей команде. Каков её состав?..

- В нашем штате 23 работника. Из них 7 занимаются научной и педагогической работой, 2 человека представляют администрацию. Остальные осуществляют техническое обслуживание 1500 квадратных метров экспозиционных залов Кадриоргского дворца и 250 квадратных метров Музея Миккеля.

- Пополнялись ли за годы вашего руководства музейные фонды? Проводились ли закупки?

- Нет, закупок по причине отсутствия средств мы не производили. А пополнения были только за счёт подарков музею.

- Какие приоритеты в закупочной политике Художественного музея KUMU?

- Политика Министерства культуры такова, что музей закупает произведения актуального искусства Эстонии и значимые произведения национального наследия. Зарубежное искусство в разряд приоритетных не попадает.

- Какие новации в подходах ожидаются в ближайшем будущем?

- Мы реалисты. В своей работе и планах исходим из своей коллекции (а это свыше тысячи единиц живописи, 5 тысяч единиц графики, 250 скульптур) и своих реальных возможностей. Наша выставочная политика определяется взглядом с перспективы Эстонии на историю и искусство.

- Неоднократно в адрес вашего музея звучали публичные упреки в отсутствии информации на русском языке. Чем это вызвано?

- Мы мало, что можем сделать. Перевод стоит денег. Стараемся в рамках бюджета. К Рождеству планируем издать путеводитель на русском языке. Рассматриваем возможность многоязычного этикетажа в виде книжек для перелистывания. У государственного финансирования есть несомненный плюс – стабильность. Но в то же время оно ограничивает свободу рамками бюджета, который определяют политики.

- Как с высоты директорского кресла выглядит музейное дело в стране?

- Радует, что музей уже не собрание пыльных вещей, интересных только узким специалистам. Музеи растут. Множатся в количестве. Реже, но удается приумножить качество. Набирают вес прикладные музеи. Но все успехи связаны прежде всего с людьми, причастными к музейному делу. Профессионалы, энтузиасты и люди, горящие своей темой, стержень музейной жизни Эстонии.

СПРАВКА: Кадриоргский художественный музей, по определению генерального директора Художественного музея Эстонии KUMU г-жи Cирье Хельме, в долгосрочной перспективе исследовательский и выставочный центр, реализующий амбициозные художественные проекты, тесно связанные с научной деятельностью. В музее хранится коллекция зарубежного искусства, состоящая в основном из произведений западноевропейской и русской живописи, графики, скульптуры и прикладного искусства XVI-XX веков. Музей находится в Таллине, во дворце эпохи барокко, построенном по приказу Петра I по проекту Никколо Микетти.

Беседовал Олег Серебряков,

прибалтийский корреспондент The Art Newspaper Russia

Фото Василий Бертельс (С-Пб.)

На снимке: Александра Мурре открывает тайны императорского дворца.

Комментарии

Добавить комментарий