ГЕОРГИЙ КИЗЕВАЛЬТЕР: И ЦЕЛОГО «ГАРАЖА» МАЛО

 Г.Д.Кизевальтер

СПРАВКА: Георгий Дмитриевич Кизевальтер (1955 г.) – российский художник и фотограф, эссеист. Один из основателей арт-группы «Коллективные действия», участник движения «Апт-арт». Окончил МГПИ им.Ленина (1977 г.), в 1977-80 гг. жил и работал в Якутии. Принимал участие в составлении Московского архива нового искусства (1982-84 гг.). Член «Клуба авангардистов» (1988-96 гг.). Член Международной федерации художников (1988-93 гг.), Союза художников Москвы (1993-98 гг.). в 1998-2006 гг. жил и работал в Канаде. Участник более 100 выставок.

На выставке Г.Кизевальтера "Инсайдер" (2015 г. "Гараж", Москва)

- Георгий, когда и в связи с чем появилась идея нынешней выставки «Инсайдер»?

- Идея выставки моего фотоархива родилась у меня в прошлом году – возможно, потому, что за тот год много раз приходилось обращаться к архиву, выполняя просьбы разных СМИ. Учитывая нынешний общий интерес в обществе, культуре и даже современном искусстве к архивам, я, прежде всего, подумал о том, что практически НИКТО НИКОГДА не видел экспонированными многочисленные архивные альбомы и серии, как то: "По мастерским", "Комнаты художников", "Любишь меня, люби мой зонтик", и другие съемки неофициального художественного мира 70-80х годов.

Г.Кизевальтер. Иван Чуйков в своей мастерской. Из серии "Любишь меня, люби мой зонтик". (1984 г.)

- Почему  «Инсайдер» проходит именно в «Гараже»?

- Я обратился с этой идеей в "Гараж", зная о том, что они собирают свой архив современного искусства, и они поддержали ее, потому что в данном случае выигрывают обе стороны: "Гараж" получает возможность пользоваться моим архивом в образовательных и научных целях, а автор позволяет всем увидеть многие интересные снимки и уточняет авторство. Дело в том, что очень часто в прессе, каталогах и на ТВ вовсю публиковались и показывались мои снимки, но авторство либо не было указано вовсе (а это типическая проблема для наших СМИ), либо было написано "автор неизвестен", либо (в редких случаях) просто указано неверно.
К сожалению, всю  предполагавшуюся подборку сейчас так и не удалось показать (места, как всегда, оказалось мало), однако я надеюсь, что в альбом моих снимков, который должен выйти в "Гараже" в июле-августе, войдет и то, что не удалось разместить на стенах нового здания "Гаража", включая оригинальные тексты, интервью, комментарии и т.п.

Г.Кизевальтер. Илья Кабаков в мастерской за работой. (Ок. 1985 г.)

- Какова будет дальнейшая судьба выставки?

- Дальнейшая судьба экспозиции, как и отзывы зрителей, мне пока неизвестны, но, судя по первым дням работы, выставка пользуется большой популярностью, много молодежи, а это главное. Кстати, 25 июня в Музее Москвы открывается еще одна выставка под названием "Духовка и нетленка", где вновь выставлены фотоархивы 60-80х годов, в т.ч. И.Пальмина, В.Серова, И.Макаревича и мои.

Г.Кизевальтер. Эстонская художница Маре Винт. (1976 г.)
 
- Что тебе дает труд историка-летописца? почему ты так подчеркнуто отворачиваешься от современности?

- "Трудом историка-летописца" я стал заниматься далеко не сразу – сперва это было просто механическое, параллельное иным видам творчества,  фотографирование своих практически никому не известных друзей и приятелей – художников и литераторов – на отдыхе, во время перформансов и в повседневной жизни. Однако на рубеже 70-80-х годов, когда у многих из нас в России возникло ощущение безысходности и обреченности неофициального искусства на вымирание, художники стали собирать архивы, занялись самиздатом. "Авторы стали писать статьи или эссе для узкого круга единомышленников, собирать чужие работы в собственных коллекциях, и при возможности переправлять эти сборники и материалы на Запад, где, как тогда художникам виделось отсюда, имелись хоть какие-то возможности для их публикации или экспонирования. Таким способом авторы пытались как-то сохранить для будущего свое творчество. Все эти процессы шли параллельно, и сбор материалов в архивы являлся логическим следствием безысходного накапливания подобных материалов в мастерских и письменных столах" . Об этом явлении я подробно писал в статье "Самиздат как средство выживания для неофициальных художников" и в других эссе. И еще из этой же статьи: "Поскольку в те годы я без конца посещал мастерские художников, собирая материалы для сборников и фотографируя работы, со временем у меня возникло желание как-то подробнее осветить и запечатлеть, т.е. музеефицировать инфраструктуру нашей тогдашней жизни. Так возникли разнообразные альбомы-книги, которые представляли собой серии фотографий с сопроводительными текстами" . Ну, а более поздние исследования, изданные в издательстве НЛО, появились в результате длительного осмысления процессов, шедших в 70-е, 80-е, и даже 60-е годы. В бытность мою в Канаде у меня было много свободного времени, и я находился весьма далеко от объекта моего интереса, московского арт-серпентария, – оба эти обстоятельства вкупе давали мне возможность четче видеть прошедшие годы, выявлять логические и ситуативные связи, анализировать ситуацию отстраненно и не торопясь. И – с точки зрения истории современного российского искусства – 70-е и 80-е были если не самыми интересными, то самыми важными десятилетиями для последующей эволюции российского искусства. Что касается современности, то я от нее не отворачиваюсь, я в ней живу и работаю, но исследовательский интерес у меня больше вызывают экзистенциальные особенности и артефакты прошлого, как и возможности работы с этими артефактами (их трансформации).

Г.Кизевальтер. Дмитрий Пригов и Лев Рубинштейн на акции группы "Коллективные действия" "Группа – 3". Москва, (1983 г.)

Беседовал Олег Серебряков

Прибалтийский корреспондент The Art Newspaper Russia

На иллюстрации: Г.Д.Кизевальтер

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ: О ДЖОРДЖО КИЗЕВАЛЬТЕРЕ КАК О ВАЗАРИ МОСКОВСКОГО КОНЦЕПТУАЛИЗМА
 

Не у каждого направления или течения в искусстве имелся или имеется свой Вазари. Московскому концептуализму повезло - у него есть Георгий Кизевальтер. Кстати, автор знаменитых "Жизнеописаний прославленных живописцев, скульпторов и архитекторов" (понятно, эпохи Возрождения) тоже носил это имя - Джорджо.

Итак, развернем этот тезис. Джорджо Вазари, писавший о художниках, как известно, и сам был художником, оставившим по себе немало достойных произведений. Георгий Кизевальтер, потрудившийся как индивидуально, так и в группе перформансистов "Коллективные действия" и вместе с подпольными экспонентами "Апт-Арта" (то есть "квартирных выставок"),  также достаточно поработал над созданием памятных записок об искусстве, свидетелем и деятельным участником которого он был. Его перу/клавиатуре (и его диктофону) принадлежат своим рождением два объемных сборника интервью с неофициальными художниками бывшего СССР. Речь, понятно, идет об искусстве 70-х и 80-х годов.
 
Кроме того, за Георгием числится огромная фототека, которую он сам и создал, снимая и встречных, и поперечных, которые ему попадались на тех тропинках, по которым чужие в те годы не ходили. Опять же кстати: историческому Вазари для описания работ (на память-то надежда была слабая) своих героев приходилось от руки перерисовывать их творения (позднее тома этих рисованных альбомов были проданы за бешенные деньги).

Г.Кизевальтер. Художник А.Зверев в мастерской Г.Кизевальтера. Москва, (Весна 1986 г.)
Так вот, в определенных кругах широко были известны фотоальбомы Кизевальтера 1980-х годов "По мастерским", "Комнаты художников" и тот, с джойсовским названием  "Любишь меня - люби мой зонтик". Лучшая "звериада" (то есть фотосерия с Анатолием Зверевым) выполнена Георгием Кизевальтером. Ну, это мое частное мнение. Главное во всех этих снимках то, что сделаны они "изнутри", человеком из той же самой "системы" (воспользуемся рок-термином).

Года четыре или пять тому назад у Георгия Кизевальтера была выставка "Проект новой агиографии" в Московском музее современного искусства (ММСИ) на Петровке. Помимо того, что она в большой степени состояла из коллажированных и переформатированных исторических фото частью из семейного архива, частью - из чужой и случайной подборки, у нее был хороший эпиграф: "Искусство кончилось, остались документы..."
 

Мысль своевременная. Как тогда, так (и тем более) сейчас.
 

Но это мое, сугубо частное. мнение.

Михаил Боде, арт-критик (Москва).
Специально для проекта «Прииск»

 

Добавить комментарий