ГРЕНАДЕР У «БЕЛОЙ ДЬЯВОЛИЦЫ»

«Венера Таврическая» (Мрамор. Высота 1.67 м. III в. до н.э.)

Без малого 300 лет минуло с того дня, как у подножия «Венеры Таврической» в Летнем саду Санкт-Петербурга встал на караул бравый гренадер, дабы оскорбленные наготой «белой дьяволицы» ревнители старины и благочестия не превратили скульптуру в мраморную крошку. Так завершилась почти детективная история появления в России одного из самых значимых приобретений Петровской эпохи, вокруг которого скрестились интересы политики и искусства, церкви и личных амбиций.

Гравюра "Летний сад в Санкт-Петербурге"

1717 год. Рим. Капитан Юрий Кологривов (1680/85-1754 гг.), в чьи обязанности входило надзирать за обучением русских художников, договариваться с иностранными мастерами, закупать картины и статуи, сообщает Петру, что за 196 ефимков купил «статую марморовую Венуса старинную». Скульптор Легри, которому Кологривов под покровом величайшей тайны доверил реставрацию «Венуса», сказал, что цена статуе 10 тыс. ефимков, что Кологривову повезло приобрести её у человека незнающего, ибо статуя «не разнит ничем противу Флорентийской славной, но еще лучше тем, что сия целая, а Флорентийская изломана во многих местах». (Под «Флорентийской славной» Легри подразумевал Венеру Медичи из мастерской сыновей Праксителя.)

Но с радостью у Кологривова соседствовала тревога. Благоволивший Кологривову кардинал Спинола скончался, а сменивший его кардинал Оттобони всячески мешал иностранцам вывозить из Рима произведения древних ваятелей. «Как могу хоронюся от известного охотника», - писал Кологривов царю. Опасения капитана были не напрасны. Губернатор Фальконьери, получив донос о статуе, не уступающей «никакому в Риме украшению и, чаятельно, по всей Европе не найдется другой статуи, ей подобной», приказал арестовать «марморового Венуса», поставив статую в Капитолийский сад. Заодно был арестован и скульптор Легри.

Кологривов натурально занемог. «Пустья лучше умру, чем моими трудами им владеть», - писал государю русский арт-дилер. В игру вступили дипломаты. По царскому приказу в Рим выехал Савва Рагузинский (1669-1738 гг.). Однако долгие переговоры с губернатором, кардиналами и самим Папой Климентом XI (1649-1721 гг.) не привели ни к каким результатам. Тогда Рагузинский сделал предложение, от которого понтифик отказаться не смог: представитель Петра предложил Клименту обменять «Венуса» на мощи св. Биргитты, доставшиеся России в качестве трофеев при взятии Ревеля (ныне Таллин) в 1710 г.

Папа Климент XI.

Ход Рагузинского был беспроигрышным. В католическом мире св. Биргитта (1303-1373 гг.) считается ни много ни мало - покровительницей Европы. В Ревеле еще в начале XV в. по согласованию с Ливонским орденом монахами из Швеции был основан Биргитианский монастырь, разрушенный в ходе Ливонской войны союзником Ивана Грозного датским герцогом Магнусом. Мощи святой уцелели и оказались в числе военных трофеев Петра в ходе Северной войны. Что стали бы говорить европейские католики (и, разумеется, еретики) предпочти Папа языческое божество святыне католического мира?

<img alt="" data-cke-saved-src="/sites/default/files/birgitta.jpg" src="/sites/default/files/birgitta.jpg" class="img-responsive" "="">

Св. Биргитта.

Но Ватикан не был бы сам собой, не выторгуй он у царя в дополнение к мощам содействие в проезде в Китай католических миссионеров. Климент XI объявил, что статую уступают русскому государю в угодность ему за благосклонность к миссионерам. Петр остался доволен итогом переговоров и принял меры, чтобы «госпожа Фенус» была доставлена в Санкт-Петербург в полной сохранности. По прямому указанию царя статую везли до Инсбрука в качалке на мулах, из Инсбрука по Дунаю до Вены.

Савва Рагузинский.

«Писали мы к Савве Рагузинскому, чтоб лучшую статую Венус, которую купил в Риме Юрья Кологривой, отправил из Ливорны сухим путем до Инспрука, а оттоль Дунаем водой до Вены с нарочным провожатым и в Вене бы адресовал оную вам, - подробно наставлял своего венского посла Ягужинского Петр, - а понеже оная статуя, как сам ты знаешь, и там славная, того для велите заранее сделать в Вене каретный станок на пружинах, на котором бы лучше можно было ее отправить до Кракова, чтоб ее не повредили чем, а от Кракова можно отправить паки водою».

В 1720 году статую доставили в новую российскую столицу. По случаю ее прибытия в Летнем саду со всей пышностью был устроен праздник. «Венус» поднялась среди зелени Летнего сада, окруженная коллегами-богами Олимпа, римскими императорами, античными философами и аллегориями. «Если проживу три года, - сказал Петр, - буду иметь сад лучше, чем в Версале у французского короля». Государь, как известно, был прагматиком и реалистом, подданных своих (в изрядной части ежедневно проклинающих «царя-антихриста») отнюдь не идеализировал. И ради воспрепятствования вполне возможным актам вандализма со стороны возбужденных и оскорбленных наготой «белой дьяволицы» ревнителей благочестия поставил подле «госпожи Фенус» караульного гренадера.


В.Кучумов. «Петр I осматривает статую Венеры в Летнем дворце» (1916 г., х.м.)

Подействовало. Ныне «Венера Таврическая» является подлинным бриллиантом в музейной короне России.

С.В. и Е.Р.
С-Пб.

На иллюстрации: «Венера Таврическая» (Мрамор. Высота 1.67 м. III в. до н.э.)
 

 

Добавить комментарий