МУЗЕЕФИКАЦИЯ ОТТЕПЕЛИ: СЛИШКОМ МНОГОЕ НЕ ЗАМЕЧЕНО

Нынешней зимой сразу три московских музея вспомнили бурную и наивную эпоху из жизни СССР, именуемую «Оттепелью». Сотни экспонатов повествуют о том калейдоскопичном времени и о тех людях. Но в откликах на масштабный и разносторонний проект отчего-то преобладают ноты разочарования: оптимистично бесхитростно и задушевно уныло, констатируют обозреватели.

Образцы тканей эпохи "Оттепели". ГТГ.

Музей Москвы в декабре представил «Московскую оттепель: 1953-1968», которую справедливо сравнивают с лабиринтом: бытовая техника, фарфор, скульптура, одежда, фотографии, картины, плакаты и архитектурные макеты в свободной импровизации. ГМИИ в подступающем марте откроет выставку «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968»: 200 работ художников из 18 европейских стран и 6 круглых столов с участием зарубежных экспертов.

Архитектор Владимир Плоткин «прошил» выставку черно-белыми стендами

«Оттепель» под кураторством Кирилла Светлякова, Юлии Воротынцевой и Анастасии Курляндцевой в Третьяковской галерее на Крымском Валу показывает живопись Эрика Булатова, Анатолиф Зверева, Гелия Коржева, Эрнста Неизвестного, Таира Салахова, попутно развивая тему размежевания искусства на официоз и андерграунд. Однако в качестве хита «системного анализа эпохи» (как охарактеризовала «Оттепель» директор ГТГ Зельфира Трегулова) выступают до недавнего времени засекреченные эскизы интерьеров космических кораблей советского дизайнера Галины Балашовой.

Встреча с прекрасным.

Привычная для экспозиций галереи схема "живопись-графика-скульптура", подчеркивают критики, нарушена образцами дизайнерских изысков, бытовой техники и полноразмерным макетом первого спутника. Сочетание с фрагментами кинофильмов на мониторах, афишами, плакатами, репортажными фотографиями, архивными документами (в проекте задействованы 23 музея и 11 частных коллекций) предсказуемо эклектично – и в схватке с выбранным форматом по очкам побеждает формат.

Куба (путеводитель с картинками).

Архитектор Владимир Плоткин «прошил» выставку черно-белыми стендами (по его словам, они напоминают типовую застройку тех лет, да и мысли о чёрно-белом надгробии Хрущева Эрнста Неизвестного тоже были). Ячейки-разделы («Разговор с отцом», «Лучший город Земли», «Международные отношения», «Новый быт», «Атом–космос», «Освоение», «В коммунизм!») норовят перепутаться в прямом и странном соседстве искусства и быта. Это не единая линия, а скорее пунктирная история, путеводитель с картинками.

От ячейки к ячейке.

«Оттепель» ГТГ не задает вопросов, она будто бы их решает, но опять-таки сказав и показав так много, увернувшись от острых углов, словно не договаривает и уводит в сторону. К песенке «А я иду, шагаю по Москве» героя Никиты Михалкова. Слишком многого эта выставка предпочитает не замечать…

Юрий Пименов. Ожидание. 1959. Государственная Третьяковская галерея

Но книга-каталог «Оттепель», изданная Третьяковкой, компенсирует отсутствие на выставке серьезного анализа. Выставку сопроводит серия лекций «Преодолевая границы. Искусство после Второй мировой войны. Европа и СССР».

А.С. (текст)
Михаил Боде (фото).

На иллюстрации: в ГТГ вот теперь прямо "Оттепель"!

СПРАВКА.

Московская оттепель: 1953–1968. Музей Москвы (до 31 марта).
Оттепель. Государственная Третьяковская галерея (16 февраля – 11 июня).
Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (7 марта– 21 мая).

 

Добавить комментарий