НА ДРУГОМ КОНЦЕ СВЕТА

Новый полюс глобальной художественной жизни неторопливо зреет в Китае. (Без скандалов, без истерик). Следовательно, и художники купно со своими творениями с разной степенью успешности перемещаются в Поднебесную. Более 700 художников нашей планеты собрала VI пекинская биеннале, прошедшая в сентябре-октябре минувшего года в пекинском Национальном художественном музее. Эстонию на этом празднике всемирной арт-жизни представляли скульптор Тийу Кирсипуу (1957 г.), график Рети Сакс (1960 г.) и живописец Алексей Шатунов (1981 г.). Причем последний, не найдя на родине спонсорской поддержки, отправился в Китай за собственный счет.

А.Шатунов у своей работы «Норны».

И как оказалось, не зря. Молодой таллинский художник не просто вошел в десятку особо выделенных организаторами художников, удостоенных специальной экскурсионной программы, но и стал одним из немногих счастливцев, чью работу купил Национальный художественный музей КНР.

Генеральная тема биеннале обозначалась ёмкой и лаконичной формулой «Память и мечта». «Память – это эпиграф души человеческой, кладезь культуры и истории, сокровищница душевных сил, пространство для творческого поиска. У каждой нации в мире есть своя культурно-историческая память, - не без восточной витиеватости сформулировали китайцы. - Мечта – это прекрасный идеал человечества, надежда на исчезновение страданий, стремление к счастью. Мечта – это цель, за которую все время идет непрекращающаяся борьба… Китайской мечтой, - резюмировали устроители форума, - является реализация великого возрождения китайкой нации».

«Пекинское биеннале (вход, отметим, был бесплатным) это торжество картины как художественной формы. Никаких полупустых залов и «белых кубов» с герметично упакованным концептуальным искусством, - поделилась впечатлениями (чья орфография здесь сохранена) посетительница из Сибири. - Зритель сразу же попадал в красочный цветовой шум, водоворот всевозможных живописных техник и сюжетов».

Однако, при всем внешне калейдоскопичном разнообразии стержнем форума выступала традиция: в живописи, графике, скульптуре. Причем, в довольно жестких формальных рамках: для участников было ограничение по размеру картины – около 120 см вместе с рамой. Видео-арт, инсталляции, объекты и фотографии занимали крайне незначительное (на общем фоне) место.

Однако, именно фотографии послужили поводом для скандала. Из экспозиции Dreamscapes в павильоне Армении были удалены одна работа и несколько пояснительных надписей. Это произошло сразу после попытки трех азербайджанских чиновников снять фотографии со стен армянского павильона. Организаторы оказались вынуждены извлечь несколько страниц из каталога с работами Карена Мирзояна и перечислением имен участвующих художников (спорные работы были посвящены конфликту в Нагорном Карабахе, что, по мнению представителей Азербайджана, представляло собой «пропаганду войны»). Сим досадным недоразумением «теневая» сторона форума, пожалуй, исчерпалась.

Как и большинство участников и гостей биеннале, Алексей Шатунов недочетов в мероприятии не заметил. Скорее наоборот, молодого художника впечатлили размах и организационная слаженность выставки: «очень хороший, я бы сказал, отменный организационный уровень». «Китайцы, - подчеркнул Алексей, - с большим уважением отнеслись и к академизму, который мне ближе, и к новизне, к эксперименту. Всему нашли место».

На Пекинской биеннале Шатунов представил два холста – «Норны» (2014 г.) и «Воспоминания из детства» (2015 г.), позднее купленный Национальным художественным музеем Пекина. Обе работы не только добротной техникой исполнения, но и смысловым наполнением так или иначе отсылают зрителя в те блаженные времена, когда художники почти на равных тягались с литераторами на повествовательной ниве, а кинематограф был всего лишь демоническим фриком.

А.Шатунов (1981 г.). «Норны» (2014 г., х.м., 160 х120 см).

«Норны» Шатунова это сегодняшнее прочтение скандинавской мифологии. Ведуньи Мидгарда – дряхлая Урд, зрелая Верданди, юная Скульд - наделенные чудным даром определять судьбы, ворожат над колыбелью будущего героя. Творят его судьбу во глуби северной ночи. Где-то рядом шумит волшебный источник. И кажется, что кисть таллинского живописца пытается передать его скорбный плач. Мойры эллинов, Парки римлян вспоминаются у этой картины 2014 года, вне всякого сомнения, несущей и личные впечатления Алексея (в тот год он трудился в муниципальном Таллинском русском музее, ныне почившем в бозе).

Второе полотно – «Воспоминания из детства» - несёт несомненный отпечаток alma mater Шатунова, петербургской академической мастерской В.В. Пименова. И отсылает зрителя в конец ХIХ в., к «Видению отроку Варфоломею» (1883-1899г г.) Михаила Нестерова (1862-1942 гг.). Однако, отрока Шатунова встречает и назидает не старец у дуба посреди поля, но старуха у тихой реки. На какой вопрос отвечает она? О чем её речь? Сравнимы ли её слова с движением вод?..

В мастерской А.Шатунова.

Юность и мудрость, современность и традиция нашли своё отражение в холстах Алексея. И без переводчика были прекрасно поняты на другом конце света. Где помимо лестного признания и понимания Шатунов получил приглашение участвовать в престижном проекте этого года «Китай глазами художников-гостей».

Олег Серебряков.

На иллюстрации:  А.Шатунов (1981 г.). «Воспоминания из детства» (2015 г.,  х.м., 100х80 см).

 

Комментарии

Добавить комментарий