НА ЗАВИСТЬ СИНОПТИКАМ

Уно Роосвальт (1941 г.) «Пригород» (1976 г., 170х130).

Говорят, что точность свойство коронованных особ, но ни разу не синоптиков. По итогам весеннего аукциона таллинской Haus Galerii вплотную к венценосным персонам приблизилась глава галереи, Пийа Аусманн. Называя накануне торгов успехом продажу «хотя бы половины» выставленных картин, как прагматик-реалист она рассчитывала на реализацию трети лотов. И не ошиблась: 15 работ из предложенных 45 вечером 23 апреля 2015 года нашли новых владельцев. Общая выручка аукциона составила € 51.2 тыс. (суммарная оценка заявленных на торги работ составляла € 142.8 тыс.).

Итоги торгов свидетельствуют о трезвости предварительной оценки и предложенных картин, и покупательского спроса. Как и все проданные работы топ-лот аукциона акварель основоположника национального искусство Йогана Кёлера («Сидящая итальянка», 1861 г., 35.8х23.6) была продана частному лицу по заявленному эстимейту в €19.5 тыс. Ни один из лотов не вызвал борьбу среди покупателей. Могло даже сложиться впечатление, что в аукционном зале господствует покупательский сговор, когда задолго до аукциона решено, кто и что купит. Ведь не только все картины аукциона происходили из частных эстонских собраний, но и покупатели были местные. В Таллине часто шутят, что здесь все про всех знают если не все, то хоть что-то.

Домашний покупатель искусства в Эстонии заслуживает отдельных слов. Круг коллекционеров страны не столь широк, как могло казаться каких-то 7-8 лет назад. Череда кризисов отрегулировала покупательские предпочтения не в пользу искусства, а корпоративные коллекции многие частные фирмы давно посчитали сформированными. В торгах практически не участвуют государственные учреждения и музеи. Конечно, подобную специфику определяет масштаб страны и жесткие бюджетные рамки. Департамент скорее приобретет в лизинг новый автомобиль, чем портрет Ибсена кисти легендарного классика национальной живописи Антса Лайкмаа (1866-1942 гг.), выставленный на аукционе Haus Galerii с эстимейтом в €6.9 тыс. Даже предложение кажущегося беспроигрышным при всех условиях антиквариата не разогревают спрос.

Однако, нет сомнений в том, что госпожа Аусманн без особых иллюзий видит положение дел на художественном рынке страны. Результаты весеннего аукциона Haus Galerii  показывают, что каждая состоявшаяся покупка была подстрахована аналогичным предложением. Предложения поддерживали друг друга. Из семи графических листов Эдуарда Вийральта (1898-1954 гг.) было продано четыре, из двух холстов здравствующих супругов-классиков Мари Роосвальт (1945 г.) «Новостройка II» (1977 г., 97х130) и Уно Роосвальта (1941 г.) «Пригород» (1976 г., 170х130) по эстимейту (€5.4 тыс.) был продан «Пригород»…

Но долго ли будет продолжаться такая игра по перемещению работ, приобретающих в результате аукциона залоговую значимость, из одного частного собрания в другое? На внутреннем рынке очевидна тенденция к схлопыванию. Куда более перспективным видится выход галереи и аукциона за пределы страны. И похоже, Пийа Аусманн нашла свой вариант выхода. Вариант, который многим покажется невероятным и фантастическим.

Не только по причине точности в прогнозах выше сказано, что госпожа Аусманн вплотную приблизилась к венценосным персонам… Но всему свое время. Следите за нашими публикациями – это событие обещает превзойти самые смелые ожидания!

Олег Серебряков,
Прибалтийский корреспондент The Art Newspaper Russia специально для проекта Прииск.

На иллюстрации: Уно Роосвальд (1941 г.) «Пригород» (1976 г., 170х130).

Добавить комментарий