ЧУДЕСА ЦАРЕВНЫ-ЛЕБЕДЬ

 М. Врубель (1856-1910). Царевна-Лебедь. 1900 г., х., м., 142.5х93.5, ГТГ.

«Царевна-Лебедь» Михаила Врубеля совершила очередное чудо – привезла в Москву Мунка.

Э. Мунк (1863-1944). Голгофа. 190о, х., м., Музей Мунка, Осло

Эдварда Мунка Третьяковка получила взамен «Царевны-Лебедя» (так называлась выставка русского искусства XIX = начала XX из ГТГ, гостившая в Осло). Выгодный обмен, поскольку картин Мунка в отечественных собраний нет, кроме «Девушек на мосту» да пары листов графики в Пушкинском. Вещи же из музея Мунка на время реконструкции хранилища на гастролях, а потому и бродят по миру. Москве же достался немало: 60 с лишним картин (часть из них вообще не найти в монографиях и альбомах) и плюс еще столько же графики, в которой норвежец знал толк.

У Мунка - в зале ГТГ на Лаврушинском. 7416

Ныне музеи (теперь такая мода) выставляют все профильное для них и непрофильное. Что, к примеру, Третьяковке Эдвард Мунк? Что он ей? Московские кураторши говорят: он запоем читал Достоевского. Да мало ли чего истравленный женщинами, туберкулезом, психопатией и алкоголем мастер не делал запоем (как когда-то говорил об усопшем Есенине другой поэт: «Женщины пили его кровь, друзья поили водкой»).

Э. Мунк (1863-1944). Мужчина и женщина на берегу моря. 1907, х., м., Музей Мунка, Осло.

Ну написал пару раз игру в рулетку, а дам веселого поведения писал без счета. Так что они – все сонечки мармеладовы? При этом с принимающей московской стороны звучали неуместные и ненужные художнику рубежа эпох оправдания: мол, запой и психоприступы для художника не главное, мол, танатосом и эросом он вовсе не был одержим, а главное – это его чувство линии и цвета, с помощью которых он преодолевал… etc. etc.  Получается, художника не только оскопили, вшили ему антиалкогольную «торпеду», но и завернули в смирительную рубашку?

Э. Мунк (1853-1944). Агония. 1915, х., м., Музей Мунка, Осло.

А чего-бояться-то?! Выставить художника в неблаговидном свете? Да пустое это. Ненормальность – это было нормальным состоянием художников\артистов рубежа веков («Я империя во время декаданса…» - писал еще Верлен). Как же, например, быть со всеми «любительницами абсента» и другими персонажами Пикассо?

Э. Мунк (1863-1944). Наследственность. 1897-1899, х., м., Музей Мунка, Осло.

Но вот чего не надо было делать кураторам, так это привязывать Мунка к тогдашнему российскому художеству (это мы говорим о статьях в каталоге выставки) – наводить соломенные мосты между ним и Поленовым, Якунчиковой, Репиным, Крамским, Васнецовым, Серебряковой (Рериха еще как-нибудь стерпим)

У Мунка - в зале ГТГ на Лаврушинском.

Зачем же сравнивать вампирическую и демоническую девочку из мунковского «Созревания (Переходный возраст)» с васнецовской «Аленушкой» (прозванной первоначально «Дурочкой»)? Для того, чтобы смягчить, понизить градус Мунка, сменить выставочную наклейку с +18 на +16 что ли?

Михаил Боде, Москва (текст).
Архив Прииска, Михаил Боде (иллюстрации).

На иллюстрации: М. Врубель (1856-1910). Царевна-Лебедь. 1900 г., х., м., 142.5х93.5, ГТГ.

 

 

 

Добавить комментарий