КОГДА СТАЙЕРСКАЯ ИГРА В РАДОСТЬ

Когда стайерская игра в радость: в студии на занятиях Александр Решетников и Роман Намлинский.

Цыплят по осени считают? Лето, конечно же, в Прибалтике коротко, но и его итоги можно подвести - наш Прииск для того и создан, чтобы делать открытия и щедро делиться своими находками. Одним из самых ярких игроков на арт-площадке проекта «Крылья Риги 2019» выступила студия мозаичиста Вадима Верника, показавшая зрителям серию парафразов мировых шедевров искусства.

Вадим пришел в искусство не самым обычным путем. «С мозаикой я познакомился в Греции на Афоне в 2001 году. Конечно, я ее видел и до Афона, но она меня не цепляла, - рассказывает художник. - А здесь, в средневековой глубине и глуши она вдруг предстала совсем в другом свете, в своей трансцендентальной красоте. С тех пор она ведет меня по жизни то радуя, то утомляя. Потом были монастыри, мозаика, которой я учился и создавал в монастырях, представляла собой послушание и молитвенную практику. Монахи перебирая четки творят Иисусову молитву, я перебирая, подготавливая и выкладывая каждый камень и смальты, также творил молитву. Это непременное условие работы в иконописной и мозаичной мастерской. Мозаика сделалась для меня инструментом духовной практики и медитации, и продолжает оставаться таковой до сих пор».

Mosaic Art Studio of Vadim Vernik появилась на свет Божий в 2011 году в городе Риге. «Я тогда вернулся из США, - говорит Вадим Верник, - где делал мозаики в православных монастырях». И уже к 2016 году вокруг художника сложилась крепкая команда, участники которой желали научиться создавать мозаики для себя, своих близких, декорировать интерьеры, воплощать в мозаике любимые произведения искусства.

Юлия Катранжи (1988) у работы "The Tree of Life, Stoclet Frieze" (2019, парафраз G.Klimt, муранские смальты, 24К золотая канторель, 59х85). Справа Вадим Верник.

Разве это не повод задать несколько вопросов адепту, а, может быть, и основоположнику новейшей региональной школы, пожалуй, самого архаичного извода визуальных искусств – мозаики – Вадиму Вернику?

- Вадим, твоя студия участвовала во многих арт-событиях Латвии. И каждое из них что-то ведь давало и твоим студийцам, и тебе как художнику. Что дало твоей студии участие в «Крыльях Риги 2019»?

- Впервые «Крылья Риги 2019» прошли в историческом здании аэровокзала «Спилве». Колонный зал, балконы, широкие лестницы, росписи на стенах, узорчатые потолки, лепнина, барельефы, тяжелые бронзовые люстры, каменные и паркетные полы – широкий размах сталинского барокко.  Кому не захочется показать своё искусство в этих необычных интерьерах?.. С одной стороны, для нас это популяризация мозаики в Латвии, поскольку мозаичная культура здесь развита слабо. С другой, это некая калибровка нашего проекта «Парафраз мировых шедевров» перед еще одним масштабным мероприятием «Art Fair Riga 2019», которое пройдет в конце ноября, поскольку на «Крылья Риги» мы выступили сокращенным «боевым составом», а на «Art Fair Riga» собираемся представить больше участников.

- Какие работы студия представила на «Крыльях»? Что вызвало наибольший интерес?

- Мы показали по одной работе Дарьи Зленко, Юлии Катранжи, Ренаты Клепацкой, две работы Надежды Васьковой и четыре мои работы. Всего девять мозаик. Трудно сказать, какие работы вызвали наибольший зрительский интерес. Посетители любовались и фотографировали всё. Я отметил бы все пять работ своих учеников. Парафраз в исполнение Дарьи Зленко «The forest» (R. Pinnis 1960), где блестяще передана глубина перспективы волшебного леса. Тебя просто затягивает и уносит в неведомую глубь… Парафраз Юлии Катранжи "The Tree of Life, Stoclet Frieze" (G.Klimt 1909). Кто не любит Климта?! Сколько замечательных мозаик я видел по его эскизам! Но все они были не так особенно хороши, как работа Юли. Наверное, Юля привнесла в свою работу частицу своей маленькой девочки Ники – победы!, она работала над opus mosaic и вынашивала ребенка. Работа выполнена великолепно! В этой мозаике помимо муранской смальты использовалось 24 каратное золото, а чем дороже материал, тем сложнее работа с ним, требуется особые навыки и знания. Парафраз Ренаты Клепацкой "Aha oe feii?" (P.Gauguin 1892). Очень сложная работа. Рената взялась за нее под впечатлением от чудесной контрастности и красок Гогена. Смальта как раз тот материал, который может прекрасно передать буйство колорита. Две работы в исполнении Надежды Васьковой - парафразы "Child with a dove" (P.Pikasso 1901) и "Девочка с котиком" (O.Kornienko 2014). Обе «девочки» Надежды выполнены в технике, как я шуточно называю, Opus Vernikculatum, образованное от моей фамилии, в противовес существующей технике Opus Vermiculatum (лат. – червеобразный). Надежда очень удачно передала в технике мозаики настроение своих девочек. Трудоемкая, концентрированная работа с таким непростым материалом, как смальты, в конечном итоге вызывает у зрителя искренние эмоции.

Рената Клепацкая (1972) у своей работы "Aha oe feii?"/ "А, ты ревнуешь?" (2019, парафраз P.Gauguin. муранские смальты, 84х62) . Справа - ценители:  Татьяна и Дмитрий Шагины

- Ты больше болеешь не за свои работы, а за творчество своих учеников. Расскажи, когда и почему возникла у тебя идея создания своей студии?

- Mosaic Art Studio of Vadim Vernik появилась в 2011 году. Я вернулся из США, где делал мозаики в православных монастырях. И продолжил заниматься мозаикой в Латвии. Это декоративно-художественные мозаики для интерьеров в частном и коммерческом секторах. Название студии мне кажется понятным из самого названия. В 2016 году появилась критическая масса людей, желающих научиться создавать мозаики для себя, своих близких, декорировать свои интерьеры, переводить в технике мозаики любимые художественные работы. Так появилась первая группа учеников, потом выставки, потом новые люди… так мы работаем до сих пор.

- Как за годы работы студии менялся состав учеников?

- Кто приходит, кто-то уходит. Но есть те, которые продолжают заниматься в студии с самого начала. Мозаикой увлекаются не спринтеры, а стайеры!

Надежда Васькова (1968) справа. "Child with a dove" (2018, парафраз P.Pikasso. муранские смальты, 59х82), в руках у художницы  "Девочка с котиком" (2019, парафраз O.Kornienko. муранские смальты, 33х35).

- Находят ли себя твои ученики на профессиональном поприще?

- Мои ученики – состоявшиеся взрослые люди, они расширяют свои горизонты. Мозаика для них не профессиональная цель, они реализуются через творчество. Моя задача создать атмосферу, творческий и рабочий процесс, чтобы на выходе получить высококачественную и профессионально созданную работу, которую можно представлять на международных выставках.

- В студии занимаются только рижане? И вообще, насколько доступно обучение в студии?

- Обучение доступно всем, кто любит мозаику и может позволить себе заниматься роскошным, эксклюзивным искусством, создавать индивидуальные опусы по доступной цене. Мы занимаемся по субботам, и нерижане у нас в группе тоже есть.

- Какие планы у твоей студии на ближайшее время? Планируете ли проводить выездные мастер-классы в регионе, выставки за пределами Латвии?

- План один – продолжать мозаичное культуртрегерство и развивать уникальный проект «Парафраз мировых шедевров». В ноябре мы участвуем в выставке «Art Fair Riga 2019». Занятия у нас начнутся в октябре, и мы открыты для всех желающих и новых предложений.

Вперёд - в дебри искусства! Дарья Зленко (1984).у работы «The forest»(2019, парафраз R. Pinnis. муранские смальты, 80х63,5).

- Каков уровень востребованности мозаики на латвийском арт-рынке? В каком его сегменте наиболее высок спрос на мозаику? И что можно сказать о конкуренции?

- Художественная мозаика на латвийском арт-рынке только-только появилась. Что-то говорить об этом просто невозможно. Вообще, так сложилось, что мозаика не имеет отношение к арт-рынку, это рынок Luxury и спрос на мозаику в Латвии определяется именно этим рынком.

Олег Серебряков, Таллин (текст).
Mosaic Art Studio of Vadim Vernik, Рига (иллюстрации).

На иллюстрации: Когда стайерская игра в радость: в студии на занятиях Александр Решетников и Роман Намлинский.

 

Добавить комментарий