ЗАКРОЕМ БАНЮ? ИЛИ АНЕКДОТ В ТЕМУ

Джок Стёрджес. Минна, Шери и Наташа. (Фотография, Северная Калифорния, 1979 год).

Московская выставка американского фотографа Джока Стёрджеса (Jock Sturges, 1947) «Без смущения», открытая в Центре фотографии имени братьев Люмьер 8 сентября, должна была работать до конца октября, но завершилась досрочно.

24 сентября с призывами закрыть экспозицию выступили российский политик Елена Мизулина и детский омбдусмен РФ Анна Кузнецова. Экспонируемые произведения фотографа были приравнены к детской порнографии. 25 сентября вход на выставку заблокировали представители движения «Офицеры России», а прибывший на выставку глава Комиссии по безопасности Общественной палаты РФ поделился своей точкой зрения, что хотя снимки, послужившие поводом к скандалу (одиозная заметка в ЖЖ), в экспозиции отсутствуют, некоторые фотографии «показывать нельзя».

До визита «Офицеров» представители Центра, по сообщению «The Art Newspaper Russia», полагали, что никаких юридических оснований для закрытия выставки нет. Однако позднее сооснователь Центра Эдуард Литвинский заявил «Интерфаксу», что «мы готовы по согласованию с представителями Общественной палаты России прекратить работу выставки». И организаторы «Без смущения» приняли решение закрыть экспозицию досрочно.

А нам почему-то вспомнился бородатый такой анекдот про баню.

Поступил властям от гражданина, скажем, Петрова, проживающего там-то и там-то сигнал. Жалоба. В которой черным по белому было сказано, что проживать в его комнате невозможно по причине наличия в доме напротив женской бани. И требует гражданин Петров либо баню к чертям закрыть, либо предоставить ему новую жилплощадь.

Власти, понятное дело, снарядили комиссию. Серьезную. С председателем. Приходит комиссия к Петрову, в чем, мол, господин-товарищ-гражданин, у вас проблема? – Как в чем, заявляет Петров, вы к окну подойдите и сами все увидите. – Обычный дом у вас в окне, говорит председатель, и окна там почти целиком закрашены.

Ничего, говорит председатель, предосудительного не вижу. – А вы чуть повыше встаньте. – Ну, и, говорит председатель, забравшись на стул, все равно ничего не видать. – А вы на шкаф заберитесь… Забрался (не без труда, конечно) председатель со стула на шкаф: ого, восклицает, вроде как… И с грохотом падает на пол! – Видите, не без торжества заявляет Петров, каждый раз вот так!

«Офицеры…» у Центра фотографии имени братьев Люмьер (фрагмент фото сайта «The Art Newspaper Russia»)
 

Г.В. и А.С.
На иллюстрации: Джок Стёрджес. Минна, Шери и Наташа. (Фотография, Северная Калифорния, 1979 год).

Справка Прииска: Джок Стёрджес - американский фотограф. Снимает обнаженных моделей на нудистских пляжах Калифорнии, Франции и Ирландии. Изучал педагогическую психологию и фотографию в колледже Мальборо в Вермонте, получил степень магистра искусств в Институте изящных искусств Сан-Франциско. 25 апреля 1990 года в студию Джока Стёрджеса в Сан-Франциско ворвались полиция вместе с агентами ФБР. Были конфискованы компьютер, фотоаппараты, негативы, готовые снимки и т. д. Разбирательство длилось более года. Художественное сообщество США и Европы выступило в защиту фотографа, в том числе благодаря этой поддержке Совет по соблюдению законности принял решение о неправомерности действий полиции и ФБР, суд Сан-Франциско не выдвинул Джоку Стёрджесу никаких обвинений. В одном из интервью Стёрджес так описал события 1990: «Конфликт возник из-за денег. За этим конфликтом стоял конкретный человек из Евангельской церкви, противник абортов Рэндалл Терри. Он выступал на радио и телевидении, называя врачей служителями дьявола. Его сторонники были замешаны в нескольких убийствах медицинских работников. Против Рэндалла выступила феминистская организация, обвинив его в преступном сговоре с целью получения наживы. Дело оказалось для Рэндалла проигрышным, но он откупился, отдал феминистам что у него было. А сразу после этой истории он начал кампанию на радио и телевидении против трех фотографов: Салли Манн, Дэвида Гамильтона и меня. Он заявлял, что, снимая обнаженных подростков, мы оскорбляем чувства верующих. Полгода спустя мне пришлось платить адвокатам, чтобы защищаться сразу в нескольких штатах. К счастью, все дела были прекращены из-за отсутствия состава преступления. Смысл же этой кампании был не в борьбе с эротической фотографией, а в том, чтобы поправить финансовые дела Рэндалла: под видом борьбы он собирал деньги для своего нового фонда. Но неудачи в суде заставили его сменить направление деятельности».

 

Комментарии

Добавить комментарий