ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИЗ ЭТОЙ СЕРИИ ПРОДЕМОНСТРИРУЮТ ВПЕРВЫЕ

Герои выставки московского музея АРТ4 и галереи Веллум «И свет на сцену. Петр Вильямс и Александра Коновалова» - художники с очень разными судьбами, работавшие в самые сложные годы России ХХ века и, несмотря ни на что, умевшие передавать в своем творчестве радость и красоту жизни. На выставке представлены более тридцати работ этих авторов из коллекции искусствоведа и исследователя Любови Агафоновой, кто второе десятилетие возвращает в центр художественного и научного интереса имена авторов, чье творчество еще ждет подлинного признания.

Нам отлично известны многие имена эпохи декаданса, ознаменовавшейся в российском искусстве расцветом символизма. Михаил Врубель и Александр Бенуа, Вячеслав Иванов и Анна Ахматова, Вацлав Нижинский и Ида Рубинштейн. В это же самое время работали удивительные художники, не участвовавшие в бурной выставочной деятельности, не входившие в объединения и группы, однако создававшие произведения не меньшей художественной силы, чем их современники, именитые мастера. Один из таких авторов – Александра Сергеевна Коновалова.

А.Коновалова. Лесная Царевна (1910-ые гг.).    

Она родилась в Москве в 1889 году. Под влиянием поэтических настроений и суфражистских стремлений к самостоятельности, четырнадцатилетней барышней в 1903 году она поступает в Строгановское училище. В 1906 году училище временно было закрыто, и Коновалова с товарищами уехала в Париж, где пробыла около года, посещая студию Colarossi, развивая художественный вкус в залах Лувра и черпая вдохновение в кафе на Монмартре.

«В первую очередь огромное влияние на творчество Коноваловой, конечно, оказал Михаил Врубель… Мифотворчество, культ удивительного, балансировавшего на грани яви и сна», - считает искусствовед Любовь Агафонова, директор галереи Веллум. Врубель – не единственный, чье «присутствие» чувствуется в графике Коноваловой. Художница была заворожена усадебными грезами Виктора Борисова-Мусатова. Акварели Коноваловой рождены русским символизмом и стали его подлинным олицетворением: задумчивые прекрасные дамы, одетые в платья ушедших эпох; усадьбы, где благоухают заросли цветущих весенних кустов - все это вдохновляло не только Борисова-Мусатова и Коновалову, но и многих других авторов того времени.

А.Коновалова. На балконе (1910-ые гг., 20х31).

Александра Коновалова пережила бедствия Гражданской войны на Украине, и после убийства Сергея Кирова в 1934 году переехала (по другим данным - была выслана) на Чукотку, где одной из первых в СССР обратилась к изображению жизни оленеводов и шаманов крайнего Севера.

П.Вильямс. Ветка яблони на фоне горного пейзажа (1942, бумага на фанере, масло, темпера 40х59.8).

Петр Вильямс (1902-1947) сын американского инженера-мостовика, приглашенного на работу в Россию в XIX веке, трижды лауреат Сталинской премии, сегодня известен в первую очередь как художник и сценограф, оформивший классические постановки Большого театра. В 1919—1924 годах он учился во ВХУТЕМАСе у таких мастеров, как Василий Кандинский, Илья Машков, Константин Коровин, Давид Штеренберг. С 1929 года работал в качестве театрального художника, создавая неповторимые образы спектаклей театра Вахтангова и Станиставского и Немировича-Данченко. С 1941 года Петр Вильямс - главный художник Большого театра.

П.Вильямс. Крейсер «Аврора» и памятник В. Ленину (1942, бумага на фанере, темпера, 35х50).

Во время войны к списку оформленных им постановок добавляются спектакли балетной труппы НКВД, для гастролей которой по прифронтовым территориям были созданы панно с жизнерадостными мотивами природы; панно, посвященные союзным республикам, или революционной, ленинской тематике. Часть этих работ была утрачена во время войны, некоторые сохранились в фондах Бахрушинского музея - произведения из этой серии из собрания Любови Агафоновой демонстрируются впервые.

Выставка Музея АРТ4 и галереи Веллум «И свет на сцену. Петр Вильямс и Александра Коновалова» в Хлыновском тупике, 4 будет работать с 14 декабря 2017 по 19 января 2018 года.

Инна Пуликова (текст и иллюстрации).
На иллюстрации: П.Вильямс. Зимний лес (1942, бумага на фанере, масло, 39.5х59.5).

 

 

 

поделиться:
Facebook
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

больше новостей в нашем telegram канале

Читайте так же:

Тифлисских окон негасимый цвет
Далее
Валантен де Булонь: мелодии давно минувших лет
Далее
BRAFA 2024: всё по-взрослому
69-я брюссельская художественная ярмарка BRAFA проходит в атмосфере громких юбилеев. Что поделать, магии приятных округлостей в датах невозможно противостоять. 100 лет...
Далее
Справедливость торжествует! При поддержке спецслужб и прокуратуры
Ещё две похищенные нацистами работы Эгона Шиле, воспитанника самого Густава Климта, возвращены наследникам еврейского коллекционера....
Далее
Токийская реликвия The Beatles вновь пойдёт с молотка
1 февраля 2024 года Images of a Woman появится на аукционе Christie’s The Exceptional Sale. На работу заявлен эстимейт $400 тыс. – 600 тыс....
Далее
Возвращение Будды
Даже в малой своей частице Будда пребыает в полноте своей. Историческая голова Будды действительно скоро вернётся из США в Камбоджу, но не одна, а в тёплой компании ...
Далее
ИСТОРИЯ ОДНОГО ПОРТРЕТА
Некоторое время спустя по воцарению своему пожелал Павел иметь свой портрет. Как любой царствующей особе полагается. Но позировать император не пожелал. ...
Далее
Покупали, как не в себя
На торгах Christie’s в Нью-Йорке при 6 ценовых рекордах доля продаж по лотам составила 97%, а на осеннем аукционе таллинской галереи Haus был реализован практически такой ж...
Далее
Архитектор архитектора вывернул мехом внутрь
Далее
Классика передвигается в виртуал
Далее